Tags: Поэмы

SEE

Сказание о родном крае

Истоки
С екатерининских времен
Становится наш край известен,
С историей России тесно
Судьбою он переплетен.
В страну кочевников лихих
Пришли российские крестьяне.
Хозяева не звали их –
Немало было тяжкой брани.
Но издревле земля ждала
Руки упорной хлебороба,
Пшеницей, рожью ожила;
И понемногу стихла злоба.
Татарин, русский и поляк
Роднились, становились братством,
До звезд работали в полях,
Гордились трудовым богатством.
Но отличался местный люд
Особым непокорным нравом.
Каков был пугачевский бунт
В его кипении кровавом?
Не знали рабской здесь узды
И своевольничали дико:
«Не станем мы картофь садить!»
И «войско» с косами и гиком
На пушки царские неслось.
А после в церкви деревянной
Замаливали кротко злость
И славили Христа миряне.


На распутье

Недолго мирной жизнь была,

Но сделать предстояло много:

Огни сигнальные зажгла

В лесах железная дорога,

Селенья строились, росли,

Учились в сельских школах дети,

Ремесла всюду расцвели,

Умельцами стал край известен.

С утра народ мастеровой –

В депо, артельные заводы,

И с ярмарок вели домой

Груженые добром подводы.

Так жить бы в мире и труде,

Растить хлеба, детей лелеять,

Но коли быть лихой беде –

Ворота открывай, что ж делать.

Семнадцатый нагрянул год

В размеренный уклад крестьянства,

Войны гражданской полный ход

Разбил сложившееся братство.

Но крепок духом сибиряк,

Силен в своей упрямой воле,

Как участь принял красный флаг

И вышел на работу в поле;

Разруху, голод, мятежи

В труде исконном пересилил,

Умея светлой верой жить,

Как весь простой народ России.

Советский перелом

«Отец народов» был знаком

Не понаслышке в нашем крае.

Работал четко исполком,

Указы свыше претворяя

В крестьянский неумолчный стон.

Разверстки, передел, угрозы.

На станцию со всех сторон

Тянулись слезные обозы, -

На север выселяли тех,

Кто не угоден стал Советам—

Неисправимый этот грех

Не оправдать мечтой о Светлом.

Но жизнь всегда берет свое,

И с песнями о красном Счастье

Народ выстраивал житье

Под зорким взглядом новой власти.

Наш каменный сосед – Урал –

Всем миром поднимал заводы

И наших земляков призвал.

Село ушло в свои заботы…

Куда б страна ни позвала,

Каких бы звезд ни достигала,

Но коль пшеница не взошла

И хлеба нет – пиши пропало.

И вечный труженик спешил

Еще до солнца к ниве сонной,

Ни ласки не жалел, ни сил,

В медовый свет полей влюбленный.

Великая Отечественная

Войны громада взорвалась

В судьбе страны, от бед уставшей,

Но вся России поднялась

Навстречу лаве, все сжигавшей.

Горел в сердцах далекий фронт

За каменной грядой Урала,

Тогда сибирский наш оплот

В Победу сделал вклад немалый.

Тяжелый эшелонный шум

Звучал ответной канонадой.

Скрывалась боль тревожных дум

За песней боевой отрядной.

Сибирской рати не впервой

Громить врага умом и силой.

«Вернулся бы живым домой», -

У неба Женщина просила.

Но, глубже спрятав боль кручин,

В тылу за армию в ответе,

Сумели заменить мужчин

И жены, матери и дети.

К победному святому дню

Четыре года шли солдаты,

И наши земляки в бою

Свой подвиг совершили ратный.

Молитва сберегла не всех.

Погибшим – обелисков слава.

Живым – весенний первый сев,

Житейских мирных дел начало.

Новое время

Послевоенное село,

Надорванное лихолетьем,

Не сразу на поправку шло,

Живя усилием последним.

Но поднималась из руин

Страна в порыве возрожденья,

В слепой борьбе за трудодни.

За урожая, за ускоренье.

И здесь пахали целину,

Вели свои большие стройки,

Настраивались на ТВ-волну,

Тянули в глубь лесов дороги.

Не ведая, куда идут,

О коммунизме громко пели.

За истинно геройский труд

Медали на груди блестели.

Хотели строить на века –

Народ о прочности мечтает.

Но в год иной судьбы река

Мосты и берега сметает.

Настали времена реформ –

Всей прежней жизни Перестройка.

Уж лучше в ясном небе гром!

Чего не пережили только.

Союз распался на глазах,

В столицах – штурмы, брань, сверженья.

А здесь, в березовых краях,

Спасало мудрое терпенье.

СВОЕЙ ДОРОГОЙ

Району восемьдесят лет,

А многим деревням за двести.

Собрал Шумихинский уезд

В двадцатом веке села вместе.

Названья стариной звучат,

В них светлая природа края:

Межлесье, Птичье, Красный Яр,

Березово, Береговая…

Не все сумели устоять,

Но всемогущи труд и время.

Пора всем миром поднимать

«Неперспективные» деревни.

Держись упрямо, сибиряк,

За лучшее на белом свете,

Не дай переломить себя,

За эту землю ты в ответе;

Церквей старинных купола

Покрой воскресшей веры златом,

Твою звезду Сибирь зажгла,

Будь добрым, сильным и богатым.

Живи достойно, край родной,

В любви, свершениях и мире.

Урал недаром за тобой,

Вся Русь с востока – Засибирье!

Из моей книги "И холод мысли, и сердечный жар"